понедельник, 29 марта 2010 г.

Вот, что чашка кофе с человеком делает...

Ну вот почему посреди белого дня  полное бессилие? В 6 вечера: пустой холодильник, разгром в квартире, куча глажки, гора посуды, желающая общения дочь, не сделанные уроки, не известно где пропадающий старший сын, а я не могу встать с дивана. Ну хоть за волосы себя тяни - нет сил. Пост? Авитоминоз? Переход на летнее время? Или все вместе?. Еле-еле заставила себя выпить кофе...Лучше бы лежала дальше. К 8 - пошел приход. За два часа всех накормила, все  перемыла, все перегладила ( причем еще были силы поштопать, но решила что-то оставить и на завтра), сделала с дочерью уроки, "повоспитывала" сына, убрала зимние вещи, по ходу собрала кучу шмотья на дачу. Апофеозом было вытаскивание с балкона зимней резины! Вот,  что чашка кофе с человеком делает...

Наблюдательное настроение

Это - ночь от утра прячется
За моей портьерой темной.
Это – во дворе дурачиться
одноглазый кот бездомный.
Это- след от чашки с чаем,
(Уберу «под настроение»)
Это- ангел за плечами,
Проповедует спасенье.
Это – снимок неба звездного.
Это- облако, как слон.
Это – ничего серьезного-
Разрядился телефон
Это – мысли на мольберте
Те, в которых не признаюсь
Это – я, веснушки в зеркале.
Наблюдаю. Улыбаюсь.

Бывает такое настроение - наблюдательное. Просто все хорошо. И добавить нечего. Вот куда ни глянь - хорошо. А что ж тут добавить? Наблюдай и радуйся! Радуюсь.

Скоро Пасха! Церковь с обязательным освящением! Дача с обязательными шашлыками!  Обязательный развоз подвыпивших друзей по домам. А все равно классно! Погода радует! Ура! Скоро Пасха!

четверг, 25 марта 2010 г.

Солнце в окно! а всего только 6 утра. Эх, доброе сегодня утро!  И день будет добрый!














Я тебя помню….
 

Раннее утро…Синее море, белый песок. Вы гуляете по пляжу. Ты держишь его под руку. На мокром песке только ваши следы. Его – уверенные, сильные и твои – кокетливые, легкие. Носочек - каблучок, носочек - каблучок…Ветер шалит, балуется подолом твоего платья. Ты смеешься, запрокидываешь голову назад, придерживая шляпку тонкими пальцами в белой перчатке. Чайки над морем кричат о своих птичьи бедах…Он что-то тихо говорит, говорит, а ты почти не слушаешь и не слышишь…
Потом, холодной зимой, он, умирая от чахотки, будет грезить тобой..
Потом, холодной зимой, ты будешь рисовать синее море, белый песок и чаек в огромном синем небе.

Я тебя помню….

Маленькие ножки в легких сабо, цветное кимоно. Ладони сложены у груди, смотришь в пол… Сакура засыпает японский сад розовыми лепестками. «Да, мой господин!». Он сдвигает брови, хочет выглядеть сильным, но в глазах столько нежности и любви! А ты украдкой наблюдаешь за ним из-под длинных ресниц и улыбаешься… «Нет, мой господин!»…
Потом, холодной зимой, от тоски и печали он убьет себя кривым ножом.
Потом, холодной зимой, ты будешь рисовать парящие в воздухе, легкие лепестки цветущей сакуры.

Я тебя помню….

Ты лежишь на земле, закинув руки за голову, следишь за облаками, медленно плывущими по голубому небу. Он, опершись на локоть, наблюдает за тобой. «Я хочу букет!» - говоришь ты. Он старается, пыхтит, рвет целую охапку, кладет тебе на грудь. Ты смеешься, прячешь лицо в душистых травах... «Я хочу подсолнухов!». Он теряется –«Их здесь нет»….
Потом, холодной зимой, его отправят на каторгу, и никто не вспомнит, что было с ним дальше…
Потом, холодной зимой, ты скажешь Ван Гогу, что он не умеет рисовать подсолнухи. Он отрежет себе ухо и сойдет с ума, или сойдет с ума и отрежет себе ухо. А ты нарисуешь подсолнухи! Такие, как надо, подсолнухи!


2010.